Ելակետ լրատվականի նոր կայքը այստեղ
Ереван
02 / Октябрь / 2022


Официант, два пива и карту Польши

Антинян Онлайн пишет.

Вопрос: Чего ожидать от переговоров канцлера Германии и президента России, состоявшихся во вторник в Сочи, связаны ли они лишь с электоральной тактикой Меркель, или же намечается пересмотр отношений Запада с Россией?

Ответ: В нынешних сложных взаимоотношениях между Россией и западными странами даже такая банальная процедура, как рабочая встреча глав государств, приобретает некий иной оттенок, когда в заголовки выводятся не конкретные достигнутые договоренности или же актуальные фразы по злободневным проблемам, а вопрос, которого при другом раскладе не должно было быть: зачем Меркель приехала в Россию?

И нужно признать, что он в наши дни, пожалуй, актуален не меньше, чем все остальные производные. Вспомним, что канцлер ФРГ приезжает в Россию впервые за два года после посещения в 2015 году. Но та поездка была скорее ритуальная: лидер Германии решила отдать почести жертвам Второй мировой войны в 70-ю годовщину победы над фашизмом. В остальном уже три года, как на Западе доминирует риторика: пока в кризисе на Украине, а в отдельных случаях и в Сирии, не будет продвижения, разговаривать особо не о чем. Канцлер, тем не менее, прилетела в Россию, и к этому событию было приковано внимание, думаю, не только немцев и россиян. Разумеется,
визит Меркель германские СМИ сопровождали информационной поддержкой в духе преобладающей в последние годы риторики: канцлер едет к Путину с нравоучениями. Ничего удивительного.

Совсем недавно визит госсекретаря США Тиллерсона сопровождался примерно такими же «прогнозами», лишь с той разницей, что тот ехал не просто с нравоучениями, а с прямым ультиматумом. Насколько подобные утверждения были далеки от реальной жизни – убедились по итогам встречи госсекретаря в Москве. Понятно, что слухи о том, что российский лидер станет покорно выслушивать нравоучения бывшей пионерки и комсомолки (Союз свободной немецкой молодежи) из ГДР, также были сильно преувеличены. Что же касается официальной подоплеки переговоров, то визит, по словам официального представителя ФРГ Штефана Зайберта, связан с подготовкой саммита G20 в Гамбурге. Тема саммита, следует отметить, действительно очень важна для Ангелы Меркель, которая обязана достойно провести столь ответственное мероприятие в преддверии предстоящих выборов в Бундестаг, на которых глава ФРГ желает сохранить за собой пост канцлера. Для нее на глазах у немцев стало бы полной катастрофой, если российский лидер, скажем, опоздал бы на протокольное фотографирование. О разногласиях по повестке и говорить не приходится. Пожалуй, главной своей цели Меркель добилась – Владимир Путин на пресс-конференции
сообщил, что окажет всяческую поддержку канцлеру в организации и продуктивной работе «Группы двадцати». Однако изначально было ясно, что повестка столь долгожданной встречи не могла состоять из единственного вопроса. Несомненно, обсуждался широкий круг вопросов, касающихся в первую очередь будущего российско-германских и российско-европейских отношений на фоне стремительно меняющейся международной обстановки. Что бросалось в глаза, так это доброжелательный настрой российского лидера и желание даже немного подыграть немецкой коллеге.

Совершенно очевидно, что канцлеру ФРГ (и фактическому лидеру Евросоюза) позарез нужно было затронуть круг вопросов из области европейских ценностей, чтобы было о чем отчитываться перед коллегами-европейцами. И именно пойдя навстречу данной «объективной» необходимости, российская сторона изменила протокол. Вопреки устоявшейся практике, когда итоги многочасовых переговоров лидеры подытоживают на
совместной пресс-конференции, на сей раз пресс-конференция последовала за совсем коротким раундом переговоров, посвященных традиционному европейскому ритуалу: поговорить о правах человека, ЛГБТ-сообщества, сектантов и на прочие важнейшие темы. А после этого начались переговоры по существу уже в закрытом режиме.

Вспомним, что до украинских событий отношения между Москвой и Берлином были на столь высоком уровне, что касательно встреч лидеров двух стран применялась шутка из анекдота: «Официант, два пива и карту Польши». Однако в реальной жизни дела обстояли не как в анекдоте. При всех успехах в области расширения сотрудничества в сфере экономики отношения основывались на четкой матрице: Германия – центр Европы, а Россия – ее периферия, снабжающая Старый Свет энергоносителями и
потребляющая европейские технологии, товары и услуги. И как только Россия на деле выразила свое несогласие с подобным определением ее места и роли, отношения начали стремительно портиться, а Германия даже возглавила антироссийскую политику в Европе. Но при этом Берлин не столько пытался сформировать некую новую антироссийскую Европу, сколько принудить Москву вернуться в привычную парадигму.

Предполагалось, что разворот случится за кратчайшее время и дальше все пойдет по немецкому сценарию, однако время шло, товарооборот между двумя странами падал, немецкий бизнес не в шутку напрягался на собственные власти, а Владимир Путин что-то даже не думал каяться.

Теперь уже до всех дошло, что покаяния непонятно за что не будет в принципе. И этому поспособствовали как избрание Дональда Трампа президентом США, что нарушило привычные связи внутри самого западного мира, так и обесценивание так называемого украинского актива. Чувствуя изменение позиции Запада, официальный Киев лишился возможности сбалансировать внешний и внутриполитический курс и вынужден играть на
обострение для сохранения поддержки хотя бы местных националистов. Одним словом - пошел в разнос.

Берлин, а с его подачи и Брюссель, похоже, решили постепенно вернуться на прагматические рельсы выстраивания отношений с Москвой, вероятно, отделив проблемы Украины от собственных бизнес-интересов.

Конечно же, процесс этот не быстрый и далеко не безоблачный, потому рано думать, что пора заказывать два пива и карту Украины. Тем не менее оставшаяся не в восторге от встречи с Трампом Меркель понимает, что медлить с созданием альтернативной системы европейской безопасности нельзя. А это невозможно без сотрудничества с Москвой в перспективе, посему нужно обозначить как первый шаг, что российско-немецкие отношения не могут дальше находиться в заложниках у киевских властей.

Не нужно быть гением для понимания того, что канцлера Германии не устраивает сложившаяся ситуация, когда за имплементацию Минских договоренностей ответственность в большей части лежит на ней, а Порошенко все время смотрит в сторону Вашингтона. Это, кстати, не большая новость, изначально все так и обстояло, и лишь меняющийся внешний контур начинает напрягать Ангелу Меркель. Не в самой лучшей ситуации окажется канцлер ФРГ, если вдруг Москва и Вашингтон заключат
сделку на фоне напряженных отношений России с Европой. Многие эксперты пишут, что визит канцлера в Россию не значился в ее повестке, а это наводит на мысль, что решение было принято после относительно успешного визита госсекретаря Тиллерсона в Москву.

Возможно, за этим решением Меркель скрывается и желание продемонстрировать своему избирателю собственную независимую от Белого дома политику, способность самостоятельно договариваться с Москвой. Ну и нельзя исключать попытку реверанса конкретно в сторону лидера Баварского союза Хорста Зеехофера, который всегда настаивает на улучшении отношений между двумя странами. Внутригерманские выборы для канцлера все-таки главная проблема, на решение которой в пользу себя и будут направлены все усилия в ближайшие месяцы. Обо всех подробностях встречи в Сочи, вероятно, узнаем позже, а про отдельные договоренности и вовсе придется догадываться по ходу развития событий на европейском континенте. Уж совершенно точно, что не за права геев суетилась канцлер ФРГ.

 

Просмотрено 2617 раз

Самые популярные
Сегодня
За неделю
За месяц

Миша Григорян после финала “Голос. Дети”

Тимати "втихаря" приехал в Ереван, чтобы снять клип — эксклюзивные фото (Photo, Video)

Техника без пробега. Блогеры сняли новые танки на "заброшенной" базе на Украине

Где платят больше всего: топ-10 компаний мира

Український Ощадбанк починає процес стягнення збитків з РФ

Запасы газа в хранилищах Украины достигли 19,5 млрд кубометров